Главная » Публикации » если я даю поручение министрам и они не выполняют его, они покидают свой пост

РЕКЛАМА

Случайное фото

muftii_pale...
Image Detail

Наши партнеры

Наша кнопка


<a href="http://kadyrov2012.org" target="_blank" title="Рамзан Кадыров – на общественной блоге Kadyrov2012.org"><img src="http://kadyrov2012.org/baners/baner_88x31_3.gif" alt=" Рамзан Кадыров – на общественной блоге Kadyrov2012.org " width="88"  border="0" height="31"></a>


по обмену кнопками пишите info@kadyrov2012.org

Кто на сайте

Сейчас 121 гостей онлайн
 
если я даю поручение министрам и они не выполняют его, они покидают свой пост
28.12.2010 00:45

президент россии

Руководство Чечни разрабатывает новую стратегию борьбы с террористами, регион готовится через пять лет выйти из списка дотационных и принять первых туристов. О борьбе с терроризмом, коррупцией, межнациональных отношениях, свободе СМИ, планах на будущий год, отношениях с руководством страны, а так же детской новогодней мечте в эксклюзивном интервью РИА «Новости»  рассказал президент Чеченской Республики Рамзан Кадыров.

-  Заканчивается год, традиционно это время подведения итогов. Каким вам запомнился уходящий год, что вы считаете для себя главным достижением уходящего года?

- Мы не ставили цель подводить какие-то итоги, но в этом году  у нас были очень хорошие результаты в плане привлечения инвестиций в экономику республики, в социальной политике и спорте, духовном воспитании.  Скажем так: я вполне доволен достигнутым, потому что мы смогли предоставить людям жилье, построить большие мечети в Цоцан-юрте, Урус-Мартане, смогли восстановить новые детские сады, построить новые, многое сделано, но  самый большой наш успех – это Курчалоевский район.  Там мы полностью восстановили все объекты, заложили фундамент для экономического развития одного из крупнейших и густонаселенных районов.

-  В январе исполнится год с момента создания нового Северо-Кавказского федерального округа и назначения полпредом Александра Хлопонина. Спустя год, что вы можете сказать, насколько это решение оправдало себя,  что удалось изменить с приходом нового руководителя, как решаются проблемы региона?

- Я глубоко уважаю этого человека, у него интересные программы по Чечне, он очень много сделал, защищает интересы региона, и не только нашего. Каждый вопрос он лоббирует,  добивается, чтобы было принято положительное решение.

Находит со всеми общий язык, налаживает отношения между правительством РФ и субъектами. Он пытается доказать, что если не поднять уровень экономики СКФО ситуация не изменится. До сих пор даже определенный контингент российских чиновников думают, что в Чечне идет война, что здесь ничего не восстанавливается. Александр Геннадьевич всем предлагает – приезжайте, посмотрите, отправляйте комиссии, чтобы работали в регионах, полностью проверяли, куда и как расходуются средства.

У некоторых людей есть такая особенность: когда человек начинает что-то делать, вокруг него создают такую атмосферу, чтобы у него ничего не получилось.  Если бы ему еще чуть-чуть помогли, дали больше полномочий, а  вместе с ними и финансово-политическую поддержку,  тогда  СКФО станет самым беспроблемным регионом, у нас будет самая успешная экономика,  людской потенциал для этого имеется, много образованных,  умных людей, талантливых строителей.

Правда есть один процент таких непослушных людей, мы их называем террористами, хотя в других регионах они тоже есть, но называются  по-другому - преступники и бандиты, хотя и те, и другие делают одно и то же – убивают. Своих мы ищем и находим, поэтому и на виду.  Александр Геннадьевич очень хочет изменить имидж Кавказа, показать его естественную красоту,  истинное лицо кавказцев, поэтому ему мешают, но я уверен, он справится, а мы ему будем всячески помогать.

- Мешает кто?

- Определенный круг людей, те, кто затеял войну на Кавказе, кто не желает, чтобы она закончилась, кому выгодна эта война, те, кто навешал на нас эти ярлыки, кому-то же это нужно и  сегодня… Я этому человеку доверяю и буду ему верным помощником.

- Стратегия развития СКФО до 2025 года. Какое место в ней занимает Чечня, вы удовлетворены тем, какие проекты, касающиеся развития Чечни заложены в программу?

- В республике уже начинают строить нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ), хотим строить газоперерарабатывающие заводы, уже заложили лыжный курорт. Проект очень шикарный, я думаю, что к нам будут ездить не только с регионов России,  но и из-за рубежа, да и чеченцы очень соскучились по отдыху. Восстановили один корпус бывшего курортного санатория Серноводск, там очередь за три месяца вперед забита.

В наших проектах и автомобилестроение, сборка  российских машин и иномарок. Если хотя бы половину  задуманного в ближайшие годы осуществим, это будет большой экономический прорыв.

- А есть надежда, что осуществите?

- Конечно, есть. К тому же председатель правительства РФ возглавляет комиссию,  я уверен, что мы защитим интересы региона.

-  Президент  страны Дмитрий Медведев заявил, что темпы экономического развития в северокавказских  республиках движутся медленно. Вы как руководитель одного из сложнейших регионов видите проблему изнутри, на ваш взгляд, что необходимо сделать, чтобы изменить ситуацию, чтобы быстрее поднять экономику северокавказских регионов?

- Поддержать нас. Нужна поддержка руководства государства. Я приведу пример: бюджетный кредит на 15 миллиардов рублей нам обещали три года назад.  Мы за этот период представили столько бумаг, что даже за одну эту бумагу мы заработали бы не меньше. Мешает бюрократическая система.  Есть поручение президента РФ, председателя правительства, министра, если отписали - надо выполнять и доводить до конца. Понятно, что за десять лет пропаганды создали определенный образ республики, до сих пор некоторые чиновники, когда я предлагаю, приезжайте, посмотрите, как ваши структуры работают, спрашивают, «а не опасно там»?  Многие чиновники до сих пор думают, что деньги, выделяемые из федерального бюджета, идут в карман Кадырова или бандитам, террористом … не знаю кому. Такое отношение затягивает решение вопросов развития экономики округа.

- Как преодолеть эти стереотипы?

- Я знаю одно - если я даю поручение министрам и они не выполняют его, они покидают свой пост. В то же время я предоставляю им самые широкие полномочия для решения поставленной задачи.  Дал поручение – оно должно быть выполнено. Одна обанкротившаяся компания в России получает сотни миллиардов кредитов, а тут в разрушенном регионе мы не можем получить поддержку на выдачу 15 миллиардов кредита на десятилетний срок под перспективные проекты. Я уже поднимал этот вопрос десять раз, мне уже и неудобно его дальше обсуждать и поднимать. Мы не просим эти деньги безвозмездно, мы просим кредит. Это ведь часть территории РФ, это проблема не только Кадырова или Евкурова, или другого, это проблема и руководства государства и мы сообща должны решать все вопросы.

- Вы несколько лет назад еще заявляли о намерении развивать туризм в Чечне, но Чечня не вошла в туристический кластер, заложенный в стратегии развития СКФО. Вы сказали, что есть инвесторы, готовые вложиться в этот проект. Кто эти инвесторы и когда по вашим расчетам начнется реализация?

- Инвесторы уже начали реализацию проекта. Бизнесмен Руслан Байсаров  вкладывает финансы в туристический кластер, как модно сегодня говорить. 30% - это инвестиции, 70% - из федерального бюджета.  Такие проекты сегодня интересны всем, с одной стороны инвестор уверен, что их интересы защищены государством, а государство уверено, что инвестор, который вкладывает деньги днем и ночью будет работать, чтобы вернуть свои деньги.

Мы, кстати, планируем и в Ножай-юртовском и Ачхой-Мартановском районах развивать санаторно–курортное направление, там есть лечебные источники.

А в горах Итум-Калинского района мы уже проложили 70 километров дороги. Мы планируем развивать в горах и сельское хозяйство, там есть все условия для развития скотоводства.

- Когда туристы смогут приезжать в Чечню?

- Байсаров озвучил срок -  пять лет. Работы уже начаты, они будут длиться примерно три года, а полностью система будет налажена в течение пяти лет.

- Некоторые эксперты скептично относятся к идее развития туризма в Чечне, считают, что привлечь туристов будет довольно сложно и проект не оправдает себя. Как Чечня будет заманивать туристов?

- Я  считаю, что большинство из них говорят не, то что думают, они выполняют чей-то заказ.  Эксперты, политологи – это в основном чьи-то люди, им дали заказ говорить  вот так, они и выполняют его. Они люди умные, находят доводы, чтобы защищать интерес этой стороны, они и по - другому будут говорить, если заказать.

Никто не верил, что мы восстановим республику, что будет какое-то развитие. Даже люди, которые с нами  работали над проектами, говорили, что они не будут реализованы. Мы сегодня восстановили и развиваем республику, привлекаем инвестиции, к нам приезжает очень много туристов, я говорю как есть.

Некоторые думают - кто будет кататься на лыжах в чеченских горах?

В этом году горное озеро Кезеной – Ам  посетили сотни тысяч людей, там не было места рыбу ловить или искупаться. Хотя  там ничего нет, ни одного домика, но  туда каждый день из России, из-за ее пределов приезжали пятьсот человек минимум, это не просто слова. Я уверен, что даже просто увидеть красоту нашей природы будут приезжать люди со всего мира. Наоборот, боюсь, что у нас возникнет проблема принимать и размещать туристов.

- Как ведется борьба с терроризмом в Чечне? В последнее время очень мало сообщений на эту тему, это связано с тем, что снизилась активность силовиков в борьбе против незаконных вооруженных формирований или боевиков просто больше не осталось?

- Они до сих пор существуют. Но после того, как они во время последних акций показали свою подлость (вылазка в селении Центорой и нападение на парламентский комплекс) мы усилили борьбу и они куда-то спрятались.  Я их называю «шайтаны», «крысы», потому что они действительно, как крысы, роют норы и найти их бывает очень сложно. Я этот вопрос обсуждал с силовиками на днях, покритиковал, что за два месяца уничтожено пять бандитов - это не результат. Они говорят « мы не можем их найти». Я знаю, что это так, в каждом ущелье в горах наши бойцы их ищут, и ФСБ старается добыть информацию, но на сегодняшний день мы не можем найти их.

- Может, они покинули Чечню вообще?

- Да есть информация, что определенная группа ушла зимовать и спряталась на время. Я сегодня дал поручение, чтобы командиры спецподразделений разрабатывали новую стратегию поиска с учетом сложившейся ситуации, искали и находили их.

-  Что известно о лидерах НВФ? Кто все-таки возглавляет сегодня боевиков в Чечне? Недавно известные главари заявляли о замене одного лидера на другого, у вас наверняка имеется оперативная информация о ситуации внутри бандподполья, чем завершились эти "переназначения"? Что известно о местонахождении известных главарей? Как ведется поиск?

- Я думаю, что на сегодняшний день никто его не возглавляет, они сами знают кто они и откуда. Умаров "ушел", Закаев "пришел", Гакаев "зашел"…  такие дебаты у них развернулись интересные.  Мы их ищем днем и ночью, а они делят власть, видеоролики в интернете выставляют. Человеку со стороны это непонятно. Они не смогли договориться,  виртуально делили между собой республику и успокоились. Пишут, что якобы Закаев дал Гакаеву поручения, хотя понятно, что Гакаев никогда не будет его слушаться, Закаев просто хороший актер, но чтобы заработать деньги, они размещают эти записи.  Они сильно обеднели, у нас есть запись, где они просят деньги. Чтобы получить от покровителей хоть какие-то средства, они зашли в Центорой (родовое село Кадырова) и там погибли ребята. Я смотрел  фотографии тех ребят, которые вошли в село, это пацаны, они работали в Центорое на стройках, их отправили, когда они стали не нужны. Это были в основном  «новички», лишь двое из них с 2004 года находились в рядах бандитов.

По нашим данным, эти ребята  хотели вернуться домой, тогда их обманом отправили в Центорой, сказали "вы войдете в село, постреляете, а с другой стороны зайдут "великие воины" Авдорханов, Вадалов и вы сможете уйти". Отправили этих бедолаг на смерть, но  когда за эту акцию им никто денег не дал - успокоились.

Я думаю, что результаты скоро будут. У нас есть информация, но мы хотим быть на 100% уверены в успехе.  Операции тщательно разрабатываются, чтобы мы не теряли своих людей. Мы разрабатываем долго, но реализуем метко, как с Абу-Хавсом: аккуратно запланировали и уничтожили целую группу, и не было ни одного раненого. Мы готовимся и скоро, Иншааллах, будет результат.

- Сегодня молодежь уходит в ряды НВФ?  Если да, то есть ли какие-то цифры?

- У меня нет данных, что молодежь сегодня уходит в горы. Говорят разное, что уходят в лес, что в Чечне похищения, но это все не соответствует действительности.

В этом году, как мне доложили, зарегистрировали семь похищений, после проверки выяснилось, что шесть из них - вернулись домой, а один числится похищенным, но тоже по имеющейся информации, уехал из страны.

На сегодняшний день никто не уходит в лес, с молодежью работает духовенство, в вузах, мечетях, на дорогах -  днем и ночью ведутся разъяснительные беседы и молодежь увидела истинное лицо ваххабизма. Сегодня я уверено могу говорить -  мы выиграли эту борьбу, в духовном плане, мы смогли донести до нашей молодежи правду,  открыть им глаза, показать что ваххабиты- враги мусульман.  Даже в Коране, в суннах Пророка написано, что они враги ислама, им прямая дорога в ад, мы им выписываем билеты и отправляем их в самую "горячую точку" - ад.

- Как можно победить терроризм вообще, это ведь глобальная проблема? Говорят, что у вас слишком жесткие методы борьбы, есть ли другой способ победить это зло? Недавно полпред  в СКФО Александр Хлопонин заявил, что победить терроризм можно только тогда, когда появится доверие к власти, вы с этим согласны или у вас есть свой рецепт победы?

- Мне кажется, что для этих людей не имеет значения ничего, они сами хотят быть у власти. Большинство ребят, которые уходили в лес, были из обеспеченных семей. Их близкие были на хороших должностях, тут проблема не экономическая. Чтобы их понять - надо быть мусульманином или изучать ислам. Я их очень хорошо изучил, у них своя стратегия, они втягивают человека в свою среду, искаженно толкуя ислам, и делают это очень аккуратно. Я считаю, что это вопрос не доверия к власти. Чтобы выиграть борьбу с ними, нужно привлекать духовенство и силовые структуры. Духовенство - чтобы не пополнялись их ряды, но если уж пополнились, то тут уже правоохранительные структуры должны работать.

Пособник, бандит – одно и то же. Мы ведь сажаем за соучастие в преступлении.

Вот к примеру ушел человек, побыл в лесу с Умаровым или другим, а потом возвращается домой и говорит: "я не был среди них", подумаешь посидел с ними и приехал. Если ты пособника трогаешь, весь мир поднимается.

Если пособников оставлять, как ловить бандитов? Они в лесу сидят, и у них есть места, где они могут годами жить, поэтому надо выходить на людей, которые с ними поддерживают связь. С террористами и ваххабитами надо жестоко бороться, доводить до каждого истинную суть ислама, а кто этого не понимает, надо уничтожать.

Если кто-то говорит, что Кадыров с ними поступает слишком жестко, он глубоко ошибается.  Мой отец говорил главам регионов, которые критиковали его за жесткую позицию в отношении ваххабитов и террористов, что с ними нельзя церемониться, предупреждал, "они и у вас размножатся, больше чем у нас". Его слова сегодня подтвердились, их в других регионах  гораздо больше, чем в Чечне. Я их сразу вижу, даже в мечети, среди тысяч людей я могу сразу отличить тех, кто придерживается ваххабитской идеологии, одним взглядом.

- …есть какие-то внешние признаки?

- У них даже цвет лица своеобразный, форма одежды. С ними работают определенные люди, мы не дадим им показать зубы, где они появляются - там обязательно кровь, это сказал Пророк.

-  В последнее время  обострилась проблема межнациональных отношений.  В ряде городов, в том числе и Москве, прошли националистические выступления, погромы, нападения на людей других национальностей. Некоторые эксперты считают, что идет искусственное нагнетание вокруг темы межнациональных отношений. Каково ваше мнение,  почему эта проблема обострилась именно сейчас?

- Я не понимаю сегодняшнюю политику,  сажаем пацанов, которые вышли на улицу, а тех людей, которые их вывели, никто не трогает. Представители других национальностей, проживающие в крупных городах, боятся пускать детей на занятия в вузы, школы, женщины боятся выйти на улицу, в магазин, распускают слухи, что будут нападения скинхедов и т.д.

Это как получается? В столице нашей родины начальник ГУВД Москвы разговаривает с людьми в масках. Если бы они были в Чечне, в них стреляли бы из танков и гаубиц. Лукашенко правильно поступил, разогнал всех и навел порядок, а мы ведем диалоги, сажаем не тех. Все мы боимся, думаем, что будет завтра, а сегодня погибают люди, сотрудники милиции несут службу, подвергая свои жизни опасности – это нормально? В государстве беспорядки, народ встревожен, а эти политики, которые хотят быть у руля, свободно живут у себя дома.  Пацаны, которые вышли, из них  двести человек отправили на службу,  других допрашивают, арестовывают. Я сразу посадил бы тех, кто стоял за этим,  хотя бы по 15 суток дали бы, сразу успокоились бы, никто никогда не вышел бы.

Мы видим медведя, а ищем его след. Мы сами создаем эту ситуацию, даем почву людям, что это можно. Нет! Российская Федерация  великая держава, все в этой стране равны, поэтому такое поведение неприемлемо. Распускают слухи, вот, мол, "кавказцы выезжают на машинах", пресса, журналисты нагнетает ситуацию, кому-то это надо.

- Кому?

- Тем,  кто развалил Союз, эти же люди хотят развалить Россию. Поэтому мое глубокое убеждение - надо наказать людей, которые затеяли это все. Болельщики тут ни при чем, они вышли, возложили цветы, продемонстрировали свое сочувствие в связи с гибелью товарища и разошлись, а те, которые ждали этого момента, сразу воспользовались.

Чего им не хватает? Россия была разграбленной, разваленной, когда Путин пришел к власти. Он же поднял страну, дал новую жизнь, сделал все для России, показал ее в другом виде.  Россию 90-х годов мы все помним. Сегодня у нашей страны авторитет среди ведущих государств, с нами считаются, все  великие державы хотят с нами дружить, в руководстве государства сегодня люди, которые имеют личный авторитет. Чего нам не хватает? Кто больше них принесет для этой страны пользу? Кому это надо? Это надо нашим врагам, а врагов надо наказывать, только тогда будет порядок.

- Вы считаете, что проблемы межнациональных отношений не существует?

- Абсолютно не существует, я больше чем уверен, что у народов нет противоречий. Даже в Грузии, была война с Южной Осетией, погибли люди, но ни у кого, ни у грузинских граждан, ни у российских нет обид друг на друга, мы общаемся, дружим, хотя живем в отдельных государствах.  А между российскими народами, которые проживают в общем доме – России, что может быть? Если у чеченцев нет никаких обид на представителей других национальностей, у кого могут быть эти обиды? Я вообще не понимаю. Эту проблему придумали так называемые "политики".

-  У вас есть оппозиция?

- Я слово "оппозиция" вообще не понимаю.  Для чего она нужна? Я открытый человек и всем говорю, "кто хочет помочь республике и народу, скажите, что вам нужно, я дам вам любую должность, кресло, район и поддержу ваши начинания", а ходить и болтать глупости - это не по-чеченски. У нас есть такая пословица "жизнь за отечество, а честь – никому". Если человек думает, что может сидя где-то клеветать на других, он должен понимать, что это не прощается. Если хочет служить народу, мы уступим любое направление- промышленность, сельское хозяйство, социальный блок, единственное условие, чтобы он показал свой проект. Я собрал всех известных чеченских бизнесменов и спросил "что вам надо, чтобы вы участвовали в жизни народа?", ни один из них не откликнулся. Только несколько  человек на сегодняшний день помогают республике -  Байсаров, Арсамаков, Агаев.

- Но, может быть, постепенно…

- Постепенно прошло уже три года. Но хотя бы не мешают, потому что видят прозрачную политику, у нас все открыто, ничего не скрываем и потому не боимся. Поэтому у нас нет оппозиции. У каждого человека свое мнение, если кто-то не согласен с нашими действиями, я с удовольствием его выслушаю, разъясню,  что мы хотим, к чему стремимся. А неконструктивные действия  и выпады отдельных личностей довели нас до войн, у нас сотни тысяч погибших и раненых, пять тысяч пропавших без вести, разрушена республика и экономика. Мы пострадали из-за болтовни этих людей, поэтому я предпочитаю, чтобы у нас не было оппозиции и каждый трудился на благо своего народа.

- Какое определение  вы бы дали своему стилю правления?

- У меня абсолютно простой стиль правления, могу сказать в двух словах – «служить народу». Я очень хорошо отношусь к подчиненным, не забываю, что мы равны, мы все служим Всевышнему и народу. Когда я даю поручения, большую часть беру на себя и они видят, что я делаю это от души, не забываю, что всем нам предстоит отвечать за свои поступки и они тоже все делают от чистой души. Если хочешь, чтобы за тобой пошли, хочешь повести за собой отряд, а я бывший командир, ты должен быть впереди. Если ты где-то сидишь и говоришь «иди постреляй» они на тебя смотрят по-другому, а если ты впереди, то за тобой идут уверенно и гордо.

-  В Чечне есть цензура? Вы считаете СМИ республики свободными?

- Я всегда прошу журналистов, чтобы они на телевидении, радио, газетах говорили и писали свободно, чтобы были свободны, я сам их прошу  «пишите про меня, если я провинился, покажите это». У меня мечта, чтобы был журналист, который делал бы критические передачи про меня, других, чтобы указывал нам на наши ошибки. Я даже обратился к руководителям наших СМИ, чтобы они посылали журналистов в разные населенные пункты, показывали, что люди думают о власти, какие у них претензии. Нам нужна свободная пресса, мы только приветствуем, когда журналисты выявляют какие-то стороны, проблемы.  Мы каждый год проводим прямой эфир с населением, люди задают свои вопросы, это делается для того, чтобы знать на какое направление следует обратить внимание, где просчеты. У нас власть и общество вместе, я в этом уверен. Я сам выезжаю и в горы, и в села,  узнаю, кому нужна помощь.

- Вы согласитесь на второй срок, если глава государства предложит вашу кандидатуру?

- Никто не поверит, если я скажу… думают «кто не хочет быть главой республики»? Но клянусь, я этого не хочу. Служить народу и быть главой – это очень большая ответственность перед Всевышним, в Судный день ты должен отвечать за каждый шаг и ошибку, ты несешь ответственность за весь народ, за все. У тебя никогда и не получится быть хорошим для всех, у нас свыше миллиона население.  Поэтому я всегда стремлюсь к тому, чтобы быть чистым перед Всевышним, хотя по статистике 97% населения довольны властью.  Я каждый год для себя провожу исследование настроений в обществе.

Если мне предложат пойти на второй срок, это вопрос – соглашусь я или нет.

- Альтернативы есть?

- Есть, конечно.

- Можете назвать?

- Их назовет президент страны, а утвердит парламент республики.

- Вы делаете очень оптимистичные заявления по поводу будущего республики, что она будет самым процветающим регионом страны. Когда на ваш взгляд республика достигнет этого, за счет каких ресурсов?

- Когда меня спрашивают, как вы смогли сделать то, что сделали за столь короткий срок, у меня нет ответа, это нам помог Всевышний. Я уверен, что через пять лет Чеченская республика будет один из самых процветающих, красивых и безпроблемных регионов России, и города у нас будут самые современные, и безработица будет не 40 %, а не больше 5%, и жизнь у нас будет налажена, как самые точные часы, и механизм будет работать безупречно. Я это вижу не во сне, а наяву, когда закрываю глаза.

Когда я сказал, что у нашей республики не будет устрашающий вид с вертолетов,  никто не верил, даже мои близкие говорили:  «Рамзан, у тебя не получится», а я им отвечал «получится, аллах нам поможет».

- Как вы боретесь с коррупцией в Чечне?

- Коррупция  - это международная проблема. На территории Чечни тоже есть такие недобросовестные люди, когда они появляются, мы смотрим, сколько они наворовали и столько же вынуждаем их вкладывать в республику, чтобы возвращали украденное.  Они вкладывают больше того что, наворовали и  таким образом мы показываем пример другим – в Чечне нельзя воровать, это деньги народные. Мы строим на эти деньги детские сады, мосты и дороги. У нас свои методы борьбы.

- Когда Чечня перестанет быть дотационным регионом?

- Я уверен, если нам разрешали бы использовать наши природные недра, мы и сегодня  ушли бы из списка дотационных регионов и могли бы стать донорами для других. На сегодняшний  день, начиная с налогов и по другим направлениям у нас нет никаких уступок со стороны федерального центра.  Даже такой благополучный регион, как  Татарстан, имеет определенные уступки, а для нас, несмотря на то, что послевоенная республика, даже по налогам нет послаблений. Я уверен, что в ближайшие годы, лет через 5-7, мы станем донорами для других и уйдем из этого списка, хотя быть дотационным у федерального центра - не зазорно, мы часть одной страны, мы регион России, и центр обязан помогать, участвовать в решении общих проблем.

Кроме того, мы тоже даем стране газ, нефть, государство использует наши недра.

Если посчитать доходы от недр, то мы уже не дотационный регион. У руководства «Роснефти»  в последнее время изменились позиции в отношении Чечни, они начали с нами сотрудничать. Поверьте, в ближайшем будущем  Чечню ждут прекрасные перспективы.

-  Какие планы на будущий год?

- Создать 20-30 тысяч рабочих мест, это минимум. А так мы планируем запустить несколько проектов, которые позволят трудоустроить до 40 тысяч человек, в целом до конца 2011 года мы надеемся снизить безработицу но 10-15%. Есть у нас программа, и люди, которые хотят вложить инвестиции, в основном это сельское хозяйство, будем так же развивать малый, средний бизнес. Главное дать людям работу.

- Что вы ждете от Нового года, какие подарки любите получать и дарить? О каком новогоднем подарке вы мечтали в детстве?

- Я сам очень люблю дарить подарки. Но мне чем проще подарок, тем больше он нравится. Мне друзья дарят куртки, кроссовки, спортивную одежду, я получаю от этого удовольствие.

- Любите  стильно одеваться?

- Да, люблю очень. И зная это,  мои друзья привозят мне красивые вещи. А в детстве я мечтал о приходе Деда Мороза. Я реально думал, что Дед Мороз откуда-то приезжает, приносит подарки, мне было все равно – что, главное чтобы Дед Мороз пришел и что-то подарил. Я и сегодня, как ребенок, жду Нового года, даже снега жду, невольно смотрю в окно и думаю «хоть бы побольше снега".

-  Как вы отметите этот праздник - в семье или в компании друзей?

- В последние годы я больше стараюсь, чтобы жители нашей республики испытывали праздничное настроение, чтобы они веселились, чувствовали себя в безопасности. Для меня самый большой праздник, если мой народ будет радоваться и смеяться в этот день.

С тех пор, как я стал вице-премьером, я всегда до утра езжу, наблюдаю, как люди отдыхают, я очень люблю смотреть, как люди радуются, и радуюсь вместе с ними. Это для меня - жизнь.

-  А пожелания?

- Я не умею делать пожелания, но хочу, чтобы все народы понимали друг друга и  жили мирно, не портили и сохраняли добрые отношения. Главное, чтобы наши дети учились, получали образование, чтобы великая держава – Россия, стала еще сильней.

Чтобы подрастающее поколение задумывалось, когда выходят на такие мероприятия, которые были в Москве, за что они выходят? Есть  трагический пример Чеченской республики,  драки митинги – это всегда беда и страдания.

Желаю, чтобы 2011 год стал для нас всех самым благополучным годом во всех начинаниях - культуре, спорте, политике. Чтобы жители нашей республики были уверены, что у них есть будущее. Я желаю, чтобы  люди верили во Всевышнего и доверяли своему руководству.

РиаНовости

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить